«Матери Беслана» сочли необходимым закон о статусе жертв терактов

Дополнительная государственная поддержка, которую пообещал Владимир Путин, поможет снять часть проблем, с которыми сталкиваются пострадавшие в результате теракта в бесланской школе №1.

Для пострадавших остро стоит вопрос реабилитации и поддержания здоровья после теракта. Чтобы решить большую часть проблем, необходимо принять закон о статусе жертв терактов, указали члены комитета «Матери Беслана».


Как информировал «Кавказский узел», в сентябре 2019 года руководители организаций «Матери Беслана» и «Голос Беслана» указали на то, что бывшие заложники бесланской школы №1 спустя 15 лет после теракта нуждаются в медицинской и социальной реабилитации, но не получают поддержки от властей. Качественная реабилитация жертв террора требует больших ресурсов и невозможна без государственной программы, указали эти организации. Комитет «Матери Беслана» объявил сбор средств, но столкнулся с потоком негатива и отказался от этой идеи, не получив денег. По данным комитета, в помощи нуждаются около 20 потерпевших. 10 декабря Владимир Путин на заседании Совета по правам человека, где был поднят вопрос о помощи пережившим теракт в Беслане, пообещал рассмотреть вопрос об их дополнительной поддержке, заявив, что «если люди нуждаются в дополнительной поддержке, это нужно будет сделать. Посмотрим обязательно».

1 сентября 2004 года террористы захватили 1 128 заложников в школе №1 в Беслане. Операция по их освобождению завершилась 3 сентября. В результате теракта погибли 334 человека, 186 из них – дети. Еще 810 человек получили ранения, говорится в опубликованной «Кавказским узлом» статье «Террористический акт в Беслане (1-3 сентября 2004 года)». Также на «Кавказском узле» можно узнать о хронике теракта и последовавших за ним событий.

Владимир Путин 29 января утвердил перечень поручений по итогам заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека 10 декабря 2019 года. В частности, правительству России поручено «принять необходимые меры по дополнительной поддержке жителей Беслана, пострадавших в результате террористического акта 1-3 сентября 2004 года». Ответственным назначен премьер-министр Михаил Мишустин, срок исполнения поручения — 1 апреля 2020 года, сообщается на сайте Кремля.

«Матери Беслана» предлагают не ограничиваться поддержкой жертв бесланского теракта

Дополнительная поддержка пострадавшим в бесланском теракте необходима, считает глава комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева.

«Мы 15 лет добивались таких решений, и для комитета «Матери Беслана», для всех людей, кто нам помогал добиваться этого, я имею в виду и журналистов, и различные благотворительные фонды, которые оказывали поддержку людям на лечение, на реабилитацию — для нас, конечно, это очень радостно. Потому что непосредственно мы, члены организации «Матери Беслана», напрямую знаем, как трудно людям, которые остались после теракта без внимания. Мы долго, кропотливо, настойчиво добивались вот таких решений. Я думаю, они правильные», — сказала Сусанна Дудиева корреспонденту «Кавказского узла».

«Людям, для которых это решение принято, на тот момент были школьниками, и у них, конечно, вся жизнь впереди, и такая поддержка им просто необходима. Сейчас абсолютно каждый бывший заложник ощущает на себе последствия тех событий, которые они пережили. Это и обострение заболеваний, полученных от ранений, последствия психотравмы. Это все сейчас очень явно проявляется. Все эти меры поддержки… пусть с задержкой, но это хорошо», — считает она.

Также среди бесланских заложников и семей потерпевших есть много больных с онкологическими заболеваниями, отметила Дудиева.

По ее словам, решение президента о предоставлении дополнительной поддержки пострадавшим в бесланском теракте включает в себя инициативу депутата Госдумы Зураба Макиева. Кроме него, она также отметила поддержку и бывшего главы Северной Осетии Таймураза Мамсурова, сенатора Совета Федерации от республики Арсена Фадзаева и депутатов, которые в курсе всех проблем пострадавших. «Я думаю, все вместе и мощная журналистская поддержка в этом году привели к таким решениям. Остается только благодарить людей, которые нас поддерживали», — сказала она.

Депутат Зураб Макиев 17 декабря 2019 года внес в Госдуму законопроект, дающий инвалидам I и II групп из числа пострадавших в результате бесланского теракта право на лечение и реабилитацию за пределами России. Лечение будет оплачено из федерального бюджета. Спустя 15 лет после теракта люди продолжают страдать от полученных травм и нуждаются в дорогостоящем лечении, причем в России не всегда есть возможность получить необходимое лечение, указано в пояснительной записке к документу.

Также, Дудиева сообщила, что в республике нуждаются в помощи и пострадавшие от других терактов, которые произошли на рынке Владикавказа и во время взрыва маршрутки.

Решение Путина касается мер поддержки людей, переживших бесланский теракт. Но людей, переживших террористические акты по всей России, очень много, и ограничиваться только бесланским терактом неправильно

«Мы знаем об их проблемах тоже и в меру своих возможностей — у нас нет никакого ресурса для помощи, но мы о них тоже говорим — заявляем, что им нужна помощь. Если будут выделены средства, мы будет просить, чтобы они были применимы и для жертв других терактов, которые произошли в республике, чтобы их тоже можно было обследовать и оказать какую-то помощь», — заявила она.

Несмотря на решение президента, пострадавшие считают, что необходим закон о статусе жертв теракта, отметила глава «Матерей Беслана». «Решение Путина касается мер поддержки людей, переживших бесланский теракт. Но людей, переживших террористические акты по всей России, очень много, и ограничиваться только бесланским терактом неправильно», — считает Дудиева.

1 сентября 2019 года «Матери Беслана» вместе с пострадавшими в других терактах подписали соглашение о намерении объединиться в общероссийскую Ассоциацию жертв терактов. Они заявили о готовности вместе лоббировать закон о статусе жертв терактов. Эту идею поддержала Ксения Собчак, разместившая 1 сентября на сайте Change.org петицию «Принять закон о жертвах терактов», адресованную депутатам Госдумы России. По состоянию на 04.40 мск 1 февраля, петиция собрала 96 512 подписей. О терактах, совершенных на территории России с 1999 года, можно прочитать в хронике «Кавказского узла» «Россия: Хроника террора».

Дудиева сообщила, что члены комитета «Матери Беслана» общаются с пострадавшими в других террористических актах из Москвы, Санкт-Петербурга, Волгодонска, Ростова-на-Дону, Дагестана.

«Мы знаем, что в организации «Норд-Ост» многие люди нуждаются в лечении, в обследовании. Их семьям очень трудно. Закон будет охватывать всех. То, что будут приняты меры поддержки для жителей Беслана, это хорошо, но мы не будем отступаться от того, что должен быть принят закон о статусе жертв террористического акта. Потому что мы все должны быть солидарны», — полагает она.

23 октября 2002 года во время мюзикла «Норд-Ост» в Театральном центре боевики во главе с Мовсаром Бараевым захватили в заложники 916 человек. В обмен на жизни заложников требовали прекратить бои в Чечне и вывести федеральные войска из республики. Требования боевиков удовлетворены не были, и 26 октября силовики провели операцию по освобождению, применив газ. Во время спецоперации были убиты 40 боевиков, погибли, по официальным данным, 130 заложников, более 700 заложников пострадали, говорится в справке «Кавказского узла» «Террористический акт на Дубровке (23-26 октября 2002 года)».

По словам депутата Государственной думы, руководителя межрегионального координационного совета партии «Единая Россия» Зураба Макиева, сейчас активно идёт работа над проектом федерального закона об установлении дополнительных мер государственной поддержки лицам, получивших тяжкий вред здоровью в результате теракта в Беслане 1-3 сентября 2004 года.

«Подобные законодательные инициативы всегда требуют подробного изучения вопроса. Документ будет проходить обсуждения в комитетах и профильных ведомствах. Очевидно, что поддержку мы получим и со стороны правительства РФ. Соответствующее поручение президент России Владимир Путин дал премьер-министру страны Михаилу Мишустину», — сказал он «Кавказскому узлу».

Когда будут проходить обсуждения законопроекта, депутат не сказал.

Программа обеспечения жильем пострадавших в бесланском теракте не полностью решила проблему

У пострадавших в теракте в Беслане имеются системные потребности, решение которых невозможно без внимания государства, заявила «Кавказскому узлу» член комитета «Матери Беслана» Анета Гадиева.

Гадиева, у которой в теракте погибла дочь, рассказала, что «семь человек нуждаются в систематическом лечении за рубежом, высокотехнологичная медицинская помощь требуется 20 пострадавшим».

«Требуется и специализированное лечение, реабилитация, психологическая в том числе. Есть проблема с получением образования. Система предоставления целевых квот поменялась, поэтому появились сложности с поступлением. В этом году нескольким людям уже оплачивается обучение из фонда главы республики, потому что они не прошли на целевые места. Здесь хотелось бы, чтобы пострадавшие в теракте при поступлении рассматривались отдельной категорией. Есть проблемы с трудоустройством. Учебу заканчивают, а работы нет. Сейчас тяжело всем, но когда у людей еще и глубокие психологические травмы, то сложнее вдвойне», — сказала она.

В инициативе депутата Макиева учитывается лечение за рубежом, высокотехнологичное лечение и реабилитация в России, однако, по мнению Гадиевой, большой помощью для всех пострадавших в терактах стало бы принятие на законодательном уровне статуса жертв терактов.

«Он [Макиев] инициировал принятие не отдельного закона, а принятие поправок в существующие. Было бы хорошо, если бы законодательно был введен статус жертв терактов. Потому что речь идет не только о бесланском теракте. Сотни людей в стране пострадали», — отметила она.

Гадиева полагает, что вопрос о принятии дополнительных мер поддержки жертв бесланского теракта не был проработан прежним кабинетом министров в связи с тем, что с момента поручения президента прошел небольшой промежуток времени. «Наверное, это происходит не так быстро. Это было озвучено Екатериной Винокуровой на Совете по правам человека. Она подняла вопрос», — сказала она.

По ее словам, поручения по вопросу поддержки жертв теракта в Беслане были и ранее, в 2011 году, когда президентом был Дмитрий Медведев. «Тогда после встречи с членами комитета [«Матери Беслана»] была принята программа обеспечения жильем, был разработан в республике закон «Об обеспечении жильем жертв теракта в Беслане». Эта программа сейчас завершается, в марте обещали выдать жилье последним пострадавшим. Но у нас остается список из 40 человек — это родители взрослых погибших, у нас остались старики, нам все обещали принять законодательный акт в дополнение к республиканскому закону для обеспечения жильем и их, но парламент не принял дополнения», — рассказала Гадиева.

Нереализованными в поручениях Медведева от 2011 года остались вопросы, связанные с оказанием медицинской помощи и реабилитацией, уточнила Гадиева. «Это системные потребности, тут нет ограничения по времени. Пока есть эта категория граждан, необходимо систематическое решение этого вопроса, это касается высокотехнологичной помощи, специализированной медицинской помощи, реабилитации, образования и трудоустройства», — пояснила она.

Главным вопросом, который оказывает на всех пострадавших и потерявших своих близких в бесланском теракте сильное психологическое воздействие и вызывает отчаяние, остается то, что не расследованы причины теракта и его тяжелые последствия, заявила Гадиева.

«Для нас, для потерявших своих детей, близких, в любом случае самым большим вопросом остается объективное расследование, чтобы были результаты этого расследования. Это главное для тех, кто потерял близких. Какие-то социальные вопросы как-то решаются, а что касается расследования — нет никаких сдвигов. Судебные процессы прошли, а расследование не завершено. Есть следственная группа по расследованию теракта, следствие не закрыто, каждые три месяца нам продлевают расследование. Насколько мы знаем, каких-то следственных мероприятий не проводится, единственное, они не могут опознать трупы шести террористов, и они мотивируют это тем, что дело не будет закрыто, пока их не опознают. Они полагают, что это иностранные граждане, а руководство этих стран и их следственные органы, гражданами которых их предполагают, на контакт не идут», — заключила Гадиева.

Пострадавшие в теракте нуждаются в поддержке государства

Аслан Есенов, которому было 14 лет в момент теракта, рассказал ранее «Кавказскому узлу», что в 2004 году он пошел в девятый класс и вместе со своими одноклассниками был в заложниках. По словам Аслана, физические последствия теракта его сейчас мало беспокоят. «У меня была трещина в кисти, но это мелочь совсем», — сказал он.

Сразу после теракта Аслан, как и все выжившие заложники, получил материальную и психологическую помощь. Большинство детей отправляли на реабилитацию и лечение, в том числе за границу, но через некоторое время о них забыли, хотя в психологической помощи до сих пор нуждаются все бывшие заложники, уверен Аслан. Для них следует создать реабилитационные центры, где люди могли бы отрешиться от повседневных проблем.

«Я сам — человек, может быть, не очень восприимчивый, но и для меня воспоминания с каждым годом все более тяжелы. А есть люди, которые еще сильнее переживают, они остались в том же состоянии. Детей после теракта вывозили за границу, в красивые места, чтобы они ушли от войны, от пережитого. Сейчас тоже лучше, чтобы реабилитация была где-нибудь на природе, вдали от суеты», — пояснял он.

Зоя Дзуцева рассказывала «Кавказскому узлу», что потеряла в теракте внучку, а вторая внучка получила серьезное ранение глаза. «Мы с внучкой сколько раз ходим в министерство здравоохранения, всегда просят приносить много бумаг. Мы несем их, несем. Неужели там не должно быть списка, кто нуждается в постоянном лечении?» — отмечала женщина.

Педагог Жанна Цирихова была в заложниках вместе с дочерью, которая в результате теракта погибла. По словам Цириховой, поддержка от властей для пострадавших была, но самое важное государство делать не хочет — оно не хочет, чтобы все обстоятельства бесланских событий были раскрыты, а виновные наказаны.

«Для нас самое главное — чтобы расследовали теракт. Вот в чем была бы реальная поддержка, в объективном расследовании. Но его не было», — заявила ранее «Кавказскому узлу» она.

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/345378/
© Кавказский Узел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.