РОО содействия защите прав пострадавших от теракта в Волгодонске 16 сентября 1999

Почему в России продолжают греметь взрывы

bbcrussian.com

Взрыв в московском аэропорту «Домодедово», унесший жизни более 30 человек, — последний в целой цепи подобных нападений, которые совершаются в России.

После каждого такого события, особенно если оно случилось в Москве, политики, эксперты и обыватели пытаются понять, почему так происходит, и можно ли верить властям, которые хотят привлечь и наказать виновных, но отнюдь не обещают не допустить повторения подобных преступлений.

В США после событий 11 сентября 2001 нападений, совершенных радикальными организациями и одиночками-фанатиками, не было. Американским властям удается предотвратить подобные преступления чаще всего на стадии подготовки и организации.

Контроль

На вопрос, почему в России подобные преступления повторяются, глава партии «Яблоко» Сергей Митрохин отвечает, что это происходит во многом из-за того, что здесь нет общественного контроля за деятельностью спецслужб.

Не случайно в конце минувшего года ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев, говоря о том, что произошло за год, не упомянули Северный Кавказ, где все усилия федеральной власти в общем-то не привели к каким-то серьезным позитивным сдвигам

                                                                                         Николай Петров
                                                                                         эксперт Центра Карнеги

«Нет парламентского контроля в том числе. Вы помните, в какой фарс выродилась парламентская попытка расследования событий в Беслане, ничем это не закончилось, поэтому у нас спецслужбы полностью бесконтрольны. Им очень легко прикрывать все свои проколы и провалы», — сказал Митрохин в интервью Русской службе Би-би-си.

Однако по мнению депутата «Единой России» Сергея Маркова, нельзя винить в произошедшем только спецслужбы.

«Я категорически не согласен, что для наших силовых структур, для спецслужб не так важно, взрывают или не взрывают. Для них это одна из важнейших характеристик их работы, а произошедшее — провал спецслужб. Однако предотвращение терроризма — это политическая задача», — сказал Сергей Марков в интервью Русской службе Би-би-си.

По его словам, для того, «чтобы на Северном Кавказе не было терроризма, нужно, чтобы у молодых людей была работа, было образование, чтобы меньше было коррупции и клановой борьбы, которые на сегодня там являются вопиющими».

Что сделала власть?

Впрочем, далеко не всем в России понятно, что именно сама «партия власти» и ее лидер Владимир Путин, который управляет страной в качестве президента и премьера более 10 лет, сделали для решения социальных проблем Северного Кавказа.

Дмитрий Медведев и Сергей Миронов

После взрывов в Москве в марте Сергей Миронов сказал, что СМИ «стали играть на руку террористам»

В некотором смысле борьба с подпольем, помимо силовой составляющей, превратилась в декларирование намерений решить социальные проблемы и вливание колоссальных средств в депрессивные республики Кавказа.

Однако эти средства автоматически не превращаются в рабочие места по многим причинам, главная из которых – коррупция невероятных размеров. И это в стране, которая по этому показателю занимает одно из первых и далеко не самых почетных мест в мире.

По словам эксперта Центра Карнеги Николая Петрова, «не случайно в конце минувшего года ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев, говоря о том, что произошло за год, не упомянули Северный Кавказ, где все усилия федеральной власти в общем-то не привели к каким-то серьезным позитивным сдвигам, и где число терактов в прошлом году увеличилось вдвое по сравнению с предыдущим годом».

«Козлы отпущения»

В таких условиях, как говорят некоторые эксперты, зачастую для властей единственно возможным способом для того, чтобы снять с себя ответственность, является поиск «козлов отпущения».

После взрывов в московском метро в марте 2010 года лояльные Кремлю российские политики возложили часть вины за произошедшее на средства массовой информации.

Тогда многие российские СМИ подвергли жесткой критике силовые структуры, не сумевшие предотвратить трагедию.

Однако спикер Совета Федерации Сергей Миронов на встрече лидеров партий, представленных в Думе, с президентом Дмитрием Медведевым заявил, что СМИ «стали фактически играть на руку террористам, пытаясь убедить граждан нашей страны в неэффективности существующих возможностей правоохранительных структур, прежде всего, ФСБ и МВД».

«Они пытались показать, что государство не в состоянии отвести угрозу и оставляют на заклание террористам безвинных граждан», — добавил тогда Миронов.

Защищая власть

Но можно ли сказать, что интересы граждан являются главными в мотивации властей по борьбе с организаторами нападений?

Спецслужбы выполняют приказы Кремля, уничтожая (боевиков), но не получая ответов на многие вопросы

                                                                                Андрей Солдатов
                                                                                главный редактор сайта Agentura.ru

Главный редактор сайта Agentura.ru в интервью Русской службе Би-би-си совсем в этом не уверен.

«Само понимание угрозы терроризма изменилось в России за последние пять-шесть лет. Если в 1998 году, когда принимался первый закон по борьбе с терроризмом, упор делался на то, что терроризм – это запугивание и уничтожение людей, то в редакции закона 2006 года, которая действует сейчас, терроризм понимается, прежде всего, как тактика по оказанию давления на власть с помощью терактов. В этом случае спецслужбы реагируют так, чтобы не допускать этого давления на власть, не допускать шантажа власти», — говорит Солдатов.

По его мнению, именно с этой задачей власть справляется на отлично.

«Как мы видим, это достаточно эффективно происходит: сегодня шантажировать Кремль какими-то терактами довольно сложно, но проблема в том, что спецслужбы занимаются именно этим, а предотвращение терактов, тем более, когда они не ставят под угрозу политическую стабильность, становится задачей чуть менее важной», — считает эксперт.

Риторика лидеров

По мнению Солдатов, важное место занимает и риторика первых лиц государства, реализация которой на практике ведет к серьезным просчетам в оперативной работе.

В частности, после мартовских взрывов президент Дмитрий Медведев призвал уничтожать организаторов нападений.

«Устанавливайте лиц, причастных к совершению этого тягчайшего преступления (взрывов в Москве), тех, кто оказывает сопротивление, уничтожайте. Жалеть нечего!» – говорил он на встрече с главами ФСБ Александром Бортниковым и СКП Александром Бастрыкиным, несколько смягчая риторику Владмира Путина, который, используя арго, призывал, как известно, «мочить в сортире» чеченских боевиков.

Однако стратегия на полное уничтожение ведет к тому, что следствие очень часто не получают информации о том, кто, как и зачем организовывал нападения.

«Каждый раз когда президент Медведев и премьер Путин говорят о том, что нужно жестче реагировать, нужно уничтожать их (боевиков), применяются всякие брутальные эпитеты и спецслужбы соответственно выполняют приказы Кремля в данном случае, уничтожая, но не получая ответов на многие вопросы», — считает Солдатов.

Не получая ответов

По его мнению, один из примеров такого подхода характерно проявился после мартовских взрывов в Москве.

Без этого (серьезной оперативной работы и агентуры) никакие действия, никакие угрозы, никакие призывы, никакие постановки на контроль положительного результата принести не могут

                                                                              Сергей Гончаров
                                                                              ветеран спецподразделений «Альфа»

«Именно это произошло в случае с людьми, которые готовили подрыв в московском метро в прошлом году, и эти люди были уничтожены в Дагестане. Самое грустное в этой истории то, что из-за того, что они были уничтожены, невозможно их допросить, привести их в суд и понять их мотивы; то есть мы получили трупы, но не получили объяснений, почему именно в это время, кто еще мог в этом участвовать», — заключает Андрей Солдатов.

Заместитель московской городской думы по безопасности и ветеран спецподразделений «Альфа» Сергей Гончаров тоже критикует работу спецслужб, но совершенно по иным причинам.

«Нет серьезной оперативной работы на местах, особенно в зоне Северного Кавказа, и нет той агентуры, которая была во времена, допустим, Советского Союза. Без этого никакие действия, никакие угрозы, никакие призывы, никакие постановки на контроль положительного результата принести не могут», — сказал Сергей Гончаров в интервью Русской службе Би-би-си.

Впрочем, по мнению Николая Петрова, «сам масштаб проблемы, то что она давно не локализована в каком-то одном месте… означает, что просто силовыми методами обеспечить безопасность, особенно в таких местах как Москва вряд ли возможно».

Как считает политолог, нельзя говорить, что Москва не пытается решить проблему, но действия ее малоэффективны по многим причинам.

«В прошлом году был создан Северо-Кавказский федеральный округ, и подход к решению проблем региона был предложен бизнес-финансовый. Беда в том, что масштаб и сложность проблем таковы, что рассчитывать на какие-то быстрые и позитивные результаты невозможно, а к сожалению сил, времени и желания реализовывать какие-то серьезные длинные стратегии у политической элиты России не было», — отмечает Николай Петров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Архив статей
Рубрики

Rambler's Top100