РОО содействия защите прав пострадавших от теракта в Волгодонске 16 сентября 1999

«Синдром пяти часов»

Два года после взрыва в Волгодонске

ng.ru

Волгодонск содрогнулся от мощного взрыва тихим утром 16 сентября в 5 часов 57 минут. Панельная девятиэтажка на Октябрьском шоссе стала местом гибели сразу 18 человек. Взрывная волна накрыла целый микрорайон, в больницу обратились сотни пострадавших.

«НУ, КАК ВАМ СПИТСЯ НАКАНУНЕ СМЕРТИ?»

Незадолго до этого ночью в одну из квартир обреченного дома позвонили. Неизвестный мужчина спросил: «Ну как вам спится накануне смерти?» — и бросил трубку.

Жильцы повозмущались, но успокоились. Лишь за день до взрыва сотрудники милиции проверили дом # 35. Они осмотрели подъезд и подвалы и ничего не нашли, а мальчик из первого подъезда взорванного дома, выйдя накануне поздно вечером на улицу, вернулся со словами: «Мама, какие-то мешки в дом заносят, а вдруг это террористы?»

Его словам не придали большого значения. После взрывов в Буйнакске и Москве угроза терактов стала излюбленной темой уличных и кухонных разговоров…

Последней в больнице от ран скончалась Людмила Зарубина, а первой жертвой можно считать Марину Фетисову, молодую беременную женщину.

В 5 часов 55 минут она шла на работу в пекарню, что рядом с домом # 35. Летящая бетонная плита была последним, что она видела в своей жизни. В это утро погибли родители трех сестер Чернобаевых.

В квартире под плитой погиб Евгений Мордовцев — два года он служил в Чечне и вернулся оттуда невредимым. У него остался годовалый сын. Благодаря донским спасателям были найдены все тела погибших.

Неля Мушникова работала лифтером в этом доме, а ее семья ютилась в лифтерной комнате, так называемой колясочной. Именно там спасатели откопали раненых мальчика и мать и тело отца семейства Сергея Мушникова.

В ту ночь он мог быть на работе, но приехал домой, в половине пятого утра встал, поставил на огонь чайник и, прежде чем прилечь снова, сказал жене: «Ложись с краю».

И тут прогремел взрыв. Перекрытие обрушилось именно туда, где только что лег муж. Оба сына Мушниковых, 13-летний Алеша и 12-летний Володя, остались чудом живы: один из мальчиков сразу после взрыва выскочил из дома, другого от осколков и плит прикрыл раскрывшийся в момент падения шкаф.

Город взял на себя похороны их отца, а мальчишки в числе других 14 детей, потерявших родителей, уехали по путевке в лагерь «Орленок» на Черное море.

До сих пор в Волгодонске вспоминают о трагедии, пересказывают необыкновенные истории, которые иначе как чудесами не назовешь. В одной квартире было 9 детей, и ни один ребенок не пострадал.

Женщину с седьмого этажа взрывной волной выбросило на балкон шестого этажа соседнего дома, и она удивила соседей, постучавшись в их балконную дверь. Другие босиком выскакивали из квартиры, пол которой был усеян битым стеклом и осколками бетона, но в больницу с ранениями стоп никто не обращался.

А еще рассказывают, что одна семья села в машину и решила как можно быстрее уехать от взорванного дома. Через несколько километров автомобиль попал в аварию, и все погибли.

СКАНДАЛЫ ПОСЛЕ ВЗРЫВА

От взрыва в Волгодонске пострадали 42 дома, почти 5 тыс. квартир, без крова остались 178 семей. И уже в сороковины, 23 октября, в городе состоялось заселение одной из трех секций нового дома по Октябрьскому шоссе, 15.

Этот недостроенный дом на 119 квартир администрация города выкупила у АЭС. Работы шли ударными темпами, снабжение велось широким потоком, материалы доставлялись по первому требованию. И первыми новоселами стали 38 семей, в основном из дома №; 35.

И все-таки на протяжении двух лет после взрыва в Волгодонске время от времени разгораются скандалы.

Депутаты городской Думы не раз обвиняли мэрию в незаконном распределении квартир, предназначенных исключительно для пострадавших от взрыва.

Ими же была создана комиссия, которая установила, что администрация практически не контролирует ситуацию с жильем. Так, в том же доме на 119 квартир, как показала проверка, пострадавшие от теракта получили только 74 квартиры, остальные 45, по мнению членов комиссии, распределены между посторонними.

Трехкомнатную квартиру в новом доме получил начальник одного из отделов городской администрации Леонов.

В феврале 2000 г. он написал заявление на обмен с увеличением жилплощади, так как «ухаживал за своим младшим братом, получившим травму позвоночника». В апреле Леонову была выделена новая квартира на трех человек: ему, его жене и дочери. Никаких документов, подтверждающих проживание больного брата, комиссия не обнаружила.

Среди получателей жилья оказались и некая ООО «Сенивит», местное отделение ФСБ, городская прокуратура и облстройпроект. По выводам комиссии, больше половины новоселов не имели права занимать квартиры в новом доме.

Как минимум 18 из 45 квартир распределены с прямыми нарушениями, среди которых: отсутствие необходимых документов, превышение норм выделения жилья, полное игнорирование очередности. Одна из квартир была предоставлена человеку, который занимал в общегородской очереди аж 2225-й номер.

Волгодонская трагедия показала, что люди способны к состраданию и готовы поделиться едва ли не последним, чтобы помочь ближнему в беде.

Но в то же время проявилась и другая сторона. Власти Волгодонска оказались неготовыми распоряжаться поступающей помощью. Десятки комитетов и штабов работали независимо друг от друга и часто по непонятным принципам.

Мэрия допустила ошибку, открыв внебюджетный благотворительный счет при финансовом отделе городской администрации в местном отделении Сбербанка.

Оказалось, что при администрации такого счета не может быть по закону. И когда хаос достиг критических масштабов, в ситуацию вмешался губернатор Ростовской области Владимир Чуб.

В один из своих приездов в Волгодонск он указал мэрии на беспорядок в организации помощи пострадавшим, в частности на многочисленные штабы и отсутствие информации, и еще предупредил — не дай бог деньги, поступающие на ликвидацию последствий трагедии, пойдут не по назначению.

Также по инициативе областной администрации была проведена проверка нескольких российских организаций, с которыми управление городского строительства заключило договоры на ремонтно-восстановительные работы.

Ее итоги были более чем удивительны. Оказалось, что некоторые фирмы-подрядчики оставляли себе за посреднические услуги до 30% полученных от мэрии денег при предусмотренных договором 15%.

Например, управлением городского строительства подписаны справки на выполнение ремонтно-восстановительных работ по договорам с акционерно-строительной фирмой «Волгодонскстрой» на сумму 3 млн. 30 тыс. руб.

Те, в свою очередь, заключили договор подряда с другой организацией, которая выполнила работы на 2 млн. 86 тыс. руб. Нехитрая операция принесла предприятию-посреднику около 1 млн. руб. — более 30% от выплаченной администрацией города суммы. На эти деньги в Волгодонске в то время можно было купить пять двух-трехкомнатных квартир на вторичном рынке.

К сожалению, список жертв взрыва пополняется. Волгодончанин Александр Федоров выбросился из окна 7-го этажа, смерть наступила мгновенно. Федоров устал от обещаний властей помочь жертвам взрыва.

Жильцы бывшего дома № 35 не раз устраивали пикеты, требуя предоставить им жилье. В квартиры, которые им предоставили в соседнем доме, они не хотели заселяться, боясь, что поврежденные стены не выдержат. Постепенно городская администрация с помощью областных властей решала проблемы пострадавших, но недовольных остается немало. В начале июля этого года четыре семьи объявили голодовку, установив у стен мэрии палатку. В день взрыва у одной из пикетчиц муж находился в заключении, а после освобождения семья решила разъехаться и потребовала у администрации предоставить им две квартиры. Как заверили корреспондента «НГ» в администрации Волгодонска, ни одно из заявлений пострадавших не остается под сукном, их проблемы выносятся на обсуждение и по мере возможностей решаются.

КТО СТОИТ ЗА ВЗРЫВАМИ?

Имена террористов, взорвавших дом в Волгодонске, были установлены уже на следующий день после трагедии.

Как подчеркнул подполковник госбезопасности Александр Туринский, все трое террористов (а это уроженцы Карачаево-Черкесии Адам Деккушев и Тимур Батчаев и уроженец Ставрополья Юсуф Крымшамфалов) объявлены во всероссийский и международный розыски.

Им предъявлено заочное объявление. После теракта они скрылись на территории Чечни, и, по словам Александра Туринского, есть основания полагать, что все они живы. Уже на второй день после взрыва оперативники чуть было не настигли террористов в одной из северокавказских республик, но на месте их пристанища остались только постиранные, еще мокрые рубашки. Они успели скрыться в Чечне.

А на третий день, 19 сентября, с точностью до минуты было расписано пребывание террористов в Волгодонске, следствием установлена схема организации взрыва: двое из подозреваемых прибыли в город на «КамАЗе», третий — на личном «Москвиче», взрывчатка в кузове «КамАЗа» была замаскирована картошкой. На местной автобирже они купили старенький фургон, перегрузили в него взрывчатку, установили детонатор, таймер и замаскировали все это той же картошкой. 15 сентября все трое попросили хозяина фургона помочь им продать картофель, тот согласился показать городские базары.

Не исключено, что преступники сначала планировали теракт на рынке. Но они привезли бывшего хозяина фургона домой и оставили машину возле его подъезда до утра (он и раньше часто держал ее у дома, и это не могло вызвать подозрений).

В начале шестого утра промерзший хозяин ушел домой погреться, а около шести раздался взрыв. Так правоохранительные органы получили в лице бывшего хозяина машины главного свидетеля.

Ни один из террористов, взорвавших дом в Волгодонске, не является чеченцем, но точно известно, что они прошли обучение в спецлагере Хаттаба и Басаева на территории Чечни.

Волгодонск стал первым городом тихого Дона, который пострадал от террористов. В Волгодонске погибло меньше людей, чем в терактах в Москве, потому что дом строился с учетом сейсмоопасной зоны и был рассчитан на землетрясение силой до 7 баллов.

Мощность взрыва составляла более 9 баллов, но дом устоял, рухнули только перекрытия. Если бы не сейсмологический учет проекта, количество погибших было бы намного больше.

После взрыва в Волгодонске стали говорить о «синдроме пяти часов». Именно в это утреннее время у людей появляется беспокойство, чувство тревожного ожидания.

По словам медиков, до сих пор в некоторых семьях дети ложатся спать одетыми, а рядом с собой кладут любимые игрушки, чтобы в случае взрыва спасти самое дорогое…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние события
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Архив статей
Рубрики

Rambler's Top100