РОО содействия защите прав пострадавших от теракта в Волгодонске 16 сентября 1999

Общественной палате не хватает голоса горожан

20610182vpravda.com   Юлия Левина

Одно из значимых событий прошлого года, которое, возможно, было обделено вниманием горожан, — десятилетие Общественной палаты. В иерархии «первая, вторая, третья власть и последующие» она претендует на третье место, как минимум. Хотя, возможно, первые две — городская дума и администрация — от этого не в восторге. Напомним читателям, что председателем Общественной палаты вновь был избран Виктор Стадников. Он и рассказал корреспонденту «ВП», чем собирается заняться палата в 2016 году.

— Виктор Федорович, если бы я попросила Вас назвать главное достижение в общественной жизни Волгодонска за прошедшее десятилетие, то…

— Я бы сказал, что это создание общественной палаты и ее деятельность на протяжении двух пятилеток. Мы ее создали, и она проработала все эти годы, набирая авторитет и наращивая «мускулы». Палата начиналась с семи общественных организаций, а выросла до 84-х.

— И все реальные?

— Все живые, все работают. Правда, часть коллег больше нацелены на решение вопросов своих организаций с помощью трибуны и возможностей Общественной палаты Волгодонска. Но, может, это не так и плохо, когда мы решаем проблемы диабетчиков, инвалидов, молодежных движений.

Вы говорите, что все общественные организации живые. А что случилось с «Волга-Доном», общественной организацией, которую создала и возглавляет Ирина Халай и которая пытается защитить права пострадавших от теракта?

— Случилась попытка рейдерского захвата, но, думаю, все закончится благополучно.

— А что там, медом намазано, алмазы «Волга-Дон» экспортирует, миллионы прокручивает, что его захватить пытались?

— Во-первых, думаю, решили отомстить лично Халай, что не ту кандидатуру поддержала во время выборов в городскую думу в прошлом году. Во-вторых, «мед» тоже присутствует — организация наработала заслуженный авторитет и в городе, и в регионе, и в России, получила международную известность. Почему бы такую трибуну не попробовать «прихватизировать»? И пошло, и поехало. Нашли прикормленных крикунов, собрали собрание, попытались облить Халай грязью — мол, налево деньги гранта спустила. Если спустила, пишите в прокуратуру, пусть занимается. Кстати, по уставу у них перевыборы в 2017 году, а не в 2015-м, как попытались провести. Мы от имени Общественной палаты обратились во все инстанции. Если начистоту, позиция городской администрации очень мне не понравилась: мол, не имеем права вмешиваться в жизнь и деятельность общественных организаций. Но если беспредел происходит, должна власть вмешаться или нет? Я считаю, что обязана. Сегодня, наконец, спор переведен в юридическую плоскость и будет решен с помощью областного отдела юстиции.

— Давайте вернемся к вашим планам.

— Задача общественной палаты — создать условия для нормального диалога между обществом и властью и вести этот диалог по всем больным вопросам. Например, по проблеме Цимлянского моря. Все-таки с мертвой точки дело сдвинулось: президент дал поручения правительству. В этом и наша заслуга.

— Президент дал поручения, а в какие сроки, как выполняются, что предлагают федеральные министерства и ведомства для спасения водохранилища, когда Вы собираетесь поинтересоваться?

— В январе продолжим будировать вопрос. Чисто городская проблема — третья поликлиника, которая уже по швам трещит от количества пациентов. Мы достучались до областного министерства. Министр нас поддержал. Есть несколько путей решения проблемы — то ли новое строительство, кстати, администрация нашла инвестора, то ли с помощью медсанчасти Атоммаша. Надо определяться и двигаться. Кризис кризисом, а жизнь идет.

— Общественной палате теперь даны большие полномочия: только она вправе осуществлять общественный контроль. Как Вы собираетесь использовать их?

— Общественный контроль — это когда действия власти максимально прозрачны и понятны для жителей, а они могут оперативно получить ответ на любой вопрос. И высказать свое отношение к проблеме, к ситуации, к решению властей. Я считаю, что у нас права людей сильно подрезаны. Почему, например, заявку на митинг администрация может рассматривать месяц? Да за это время жизнь радикально поменяется! Почему государство рассматривает любой митинг не как свободу выражения мнения людей, а как что-то враждебное и опасное для себя? Это неправильно. Мы будем обращаться к законодателям по этому вопросу. Как раньше, например, обратились в государственную думу с предложением изменить норму закона о выборах. И теперь председатель думы — глава города остается депутатом в округе, от которого он был избран. А в противном случае после избрания Людмилы Ткаченко председателем и главой пришлось бы назначать довыборы в округе №18. Конечно, не мы одни писали в госдуму, но тоже положили свой голос на весы. Я уверен, требует общественного вмешательства и коррекции и другая законодательная норма — когда у должников по алиментам забирают права. С какой стати?

— Боюсь, что большинство женщин, независимо от ситуации в семье, с вами не согласятся. Неплательщиков алиментов надо лишить не только водительских прав, а права носить штаны. И так до полного погашения долга.

— Вы шутите. А это экстремизм, который ни к чему хорошему не приводит. У нас и так социальная напряженность в обществе зашкаливает. Расслоение по материальному положению запредельное.

— И какой выход? Всех сделать беднее или как-то обогатить?

— Экономику запустить, чтобы работала. Почему в период индустриализации в стране строилось по 1000 заводов в год, да таких, которые по сей день работают — никак не можем развалить. А за последние 20 лет — всего 300 на всю Россию? Власть должна ответить на этот вопрос, хотя бы для внутреннего пользования знать ответ и как-то что-то менять. А у нас ничего не меняется.

— Государство заинтересовано в вашей деятельности, в работе общественных палат?

— Объективно — да. Субъективно, власть иногда хотела бы с нашей помощью просто спускать пар из котла и ничего не делать, Вы посмотрите, как чиновники навострились отвечать на критические замечания: «уважаемый-разуважаемый, благодарим вас за активную жизненную позицию» и т.д., и т. п. в том же духе, а в сухом остатке — «лимиты исчерпаны», «в плане не предусмотрено». Одним словом, пошел вон.

— А мне «нравится» такая формулировка: «я вас услышал». И на этом сердце ходатая должно успокоиться. Скоро будут говорить: «я вас увидел».

— Нам уже так не ответишь. У нас на Общественной палате депутаты городской думы отчитываются о работе в округах, а чиновники администрации и руководители департаментов — о выполнении муниципальных программ. Десять лет назад мы думали, что так будет? Конечно, нет.

— Виктор Федорович, позвольте пожелать Общественной палате Волгодонска быть смелой, боевой, компетентной и профессиональной. Все остальное приложится.

— Пожелайте, чтобы горожане были не такими пассивными, как сегодня. На скамейках возле подъездов, на кухнях о чем только люди ни говорят, а открыто выступить — нет. Может, кому-то и боязно, так приходите в Общественную палату. Объединим усилия.

Юлия ЛЕВИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Архив статей
Рубрики

Rambler's Top100