The regional public organization of assistance to protection of the rights of victims of act of terrorism 16.09.1999

Голландские заметки, или через тернии — в Тилбург

9 марта в 10.40 по местному времени (в России – 12.40) мой самолет приземлился в аэропорту Амстердама Шипхол. 

Было пасмурно, лил дождь.

Кстати сказать, солнце за 4 дня, проведенные в Голландии, я видела всего два раза, все остальное время – дождь пасмурно, но при этом возле каждого цветы и ярко-зеленая трава.

Дома в основном одно и двухэтажные, чистота изумительная везде. И люди какие-то светлые, за все время я не увидела ни одного угрюмого лица.

До Тилбурга надо было еще ехать  поездом 1.5 часа.

Найдя автоматы с билетами, я к своему ужасу выяснила, что их можно купить только по кредитным картам. Но потом все же обнаружила два автомата, которые принимали металлические евро.

Попыталась разменять бумажные евро на «металл» – безрезультатно, нужно было купить что-либо. Самое дешевое мороженое – 2 евро.

Затем еще уйму времени потратила на выяснение, с какого перрона (а их 6) и в каком направлении нужно ехать – и это все при моем скромном английском.

Оказалось, что ехать нужно с пересадкой в Хетогебоше – час от часу не легче. Вышла на станции: 2 перрона, куда идти не ясно.

Спасибо один добрый голландец объяснил куда садиться и где выходить. Единственное, чего никто не сказал (ну, откуда они могли знать, что я этого не знаю), что в европейских поездах, чтобы выйти или войти в вагон, нужно нажимать специальную кнопку возле двери.

Так что вышла я не на той станции, где нужно, а дальше – там молодая пара  открыла дверь вагона.  

Хорошо, что везде по пути следования стоят информационные доски с картами пути. Оставшихся 2 евро хватило вернуться до Тилбург Вест.

Людей никого, воскресенье, вечер, дождь моросит, спросить не у кого. Ходила, ходила, потом вижу: женщина  провожает своих родителей. Я ей как смогла, все объяснила. У меня, наверное, был такой замученный вид (я ехала из Волгодонска – с 17.30 7 марта – через Москву до Тилбурга – 16.00   9 марта) , что она предложила отвезти меня в отель – это оказалось недалеко.  

Утром я, наконец-то, увидела Кефлин (менеджера конференции), которую 3 месяца «мучила» своими электронными письмами. Это оказалась приятная молодая девушка лет 20.

Надо сказать, на конференции все были очень доброжелательны и постоянно улыбались. Как я поняла, многие друг друга уже знали.            

Во время открытия я сначала вообще ничего не понимала, но потом успокоилась, и, в общем, все оказалось вполне ясно.

В перерыве на кофе я разговаривала со своими соседями по гостинице. Ко мне подошла Лина Колесникова (сотрудник Центра «Международные риски и Менеджмент» Бельгия) – она вычислила по произношению россиянку и очень мне помогла.

Лина

Она представила меня профессору Алексу Шмидту, директору Центра изучения терроризма и политического насилия университета С. Эндрю (Англия), одному из светил в этой области. Милейший человек.

Его мать была русская, поэтому он очень хорошо относиться к русским. Лина же познакомила меня с Иво Аестеном, профессором Левинского института криминологии (Бельгия).

Кроме того я впоследствии познакомилась с Ури Янай, профессором Ниброу университета Иерусалима, который выступил с очень яркой речью о роли укрепления правосудия.

Мне запомнилось, как эмоционально выступал директор компенсационного фонда «9/11» Кенеф Файнберг (СЩА).

“Правда, что?”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

October 2017
M T W T F S S
« Sep    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Archive
Themes

Rambler's Top100