The regional public organization of assistance to protection of the rights of victims of act of terrorism 16.09.1999

«НОРД-ОСТ» В СТРАСБУРГЕ: РАЗВЯЗКА

nord-ost.org

4 июня 2012 года решение Европейского Суда по делу «Финогенов и другие» от 20 декабря 2011 года, более известное как дело «Норд-Ост», решение, которым установлено, что российские власти нарушили статью 2 Европейской Конвенции (право на жизнь) — стало окончательным.

Это произошло не 20 марта 2012 года — обычно решение вступает в силу через 3 месяца после вынесения, — а только в начале июня, потому что группа из пяти судей Европейского Суда во главе с Президентом должна была принять решение по заявленному ходатайству о передаче дела для рассмотрения Большой Палатой — для возможности признания еще одного нарушения со стороны российских властей. Это обращение было подано небольшой группой заявителей — большинство заявителей с решением Суда согласны, а если и не вполне согласны, жалоб не подавали, во всяком случае, мне об этом неизвестно.

Не знаю, легко ли далось пяти судьям это решение — не передавать дело в Большую Палату, но моим доверителям ходатайство о передаче дела далось очень нелегко. Почему? В чем сложность ситуации? В том, что эти заявители с решением Суда, признавшим нарушение права на жизнь, в целом, согласны, и оспаривали не все решение, а только один, но весьма принципиальный вопрос.

В чем все заявители согласны с решением Суда?

Заявители утверждают, что их близкие погибли в результате отравления по вине и халатности властей и в результате ненадлежащих действий с их стороны. Суд признал, что российскими властями было нарушено право на жизнь в отношение тех, кого не спасли в ходе неправильно организованной спасательной операции. Настолько неправильной, что для близких наших заявителей операция оказалась не спасательной, а губительной — и это было главным предметом и задачей обращения наших доверителей.

Кроме того, заявители усматривали нарушение в СОКРЫТИИ властями важнейших обстоятельств дела, НЕВОЗБУЖДЕНИИ уголовного дела против должностных лиц и сотрудников спецслужб, а также лиц, руководивших операцией по спасению заложников, НЕПРОВЕДЕНИЕ надлежащего объективного своевременного и эффективного расследования. В этой части Европейский Суд также признал нарушение, а именно — нарушение права на жизнь.

Наконец, Суд признал:
«… можно с уверенностью заключить, что газ остается главной причиной смерти большого числа жертв» (п. 202 решения Суда);
«… имела место причинно-следственная связь между использованием смертоносной силы со стороны спецслужб и смертью заложников. Действие газа являлось основной причиной гибели заложников» (п. 273).

Таким образом, Суд разрушил многократно повторенную ложь о «безвредности» газа: «Эти люди погибли не в результате применения газа, потому что газ не был вредным, он был безвредным. И он не мог причинить какого-либо вреда людям» (В. В. Путин Washington Post, 20.09.2003).

Признав все эти нарушения, Европейский суд принял решение и о выплате компенсаций морального вреда всем 64-м заявителям. Цифры внушительны: общая сумма выплат превышает миллион евро.

Казалось бы: справедливость восторжествовала. Да, это так, но…

В чем заявители не согласны с выводами Суда?

В части «негативных обязательств» Суд не признал нарушения права на жизнь, то есть, несмотря на гибель людей, Суд признал «законность силового решения с использованием смертоносной силы». Суд также посчитал, что власти России имели все основания полагать, что штурм — это «меньшее зло» в данных обстоятельствах.

С этим мнением не были согласны те заявители, которые, признавая наличие кризисной ситуации, считали, что существует целый ряд не учтенных обстоятельств:
— перед штурмом возможности переговоров властями не были исчерпаны,
— штурм не мог предотвратить подрыв террористами здания (если бы они имели такое намерение),
— нельзя оправдать использование газа, наименование и состав которого власти упорно скрывают, что не позволяет считать легитимным его использование.

Сразу оговорюсь, что в этой части мы изначально не очень рассчитывали на жесткое решение Суда. И не потому, что такого нарушения не было, а потому, что для доказательства недобросовестного поведения государства требуется преодолеть некоторые основополагающие презумпции: презумпцию добросовестности власти, презумпции невиновности отдельных должностных лиц… Такие выводы можно сделать только на основании фактов, полученных в результате проведения независимого объективного расследования. А именно его-то проведено не было, что и признано решением Европейского Суда. И без убедительных результатов следствия не удается выяснить истинные обстоятельства дела, привлечь виновных к ответственности. Так, правительство России сообщило Суду, что ВСЕ истребованные Судом документы оперативного штаба уничтожены.

Так что же, круг замкнулся?! Если хотите, да… Без надлежащего расследования нет объективных результатов, а при отсутствии таких установленных результатов — нет возможности судить о чьих-то неправомерных действиях и привлечь виновных к ответственности…

Да, круг пока замкнулся. Но согласно установившейся практике Европейского Суда, власти, которые действуют недобросовестно — скрывают действительные обстоятельства и сознательно нарушают свои обязательства по проведению расследования — все равно несут ответственность, при этом Суд признает их ответственность именно за нарушение права на жизнь в части позитивных обязательств, включая процессуальные.

«Суд… уже располагает достаточными доказательствами, чтобы установить, что расследование жалобы на халатность властей по данному делу не было ни тщательным, ни независимым, а, следовательно, не было „эффективным“. Суд приходит к выводу о том, что в данной связи имело место нарушение позитивного обязательства государства по статье 2 Конвенции» (п. 282).

Итак, признано нарушение права на жизнь очень большой группы людей, наших с вами сограждан, их супругов, детей и родителей. Вечная память! И эта память не позволяет нам остановиться…

Толкование решения Суда: итоги и уроки

Суд признал, что ненадлежаще проведенная операция по спасению заложников привела к гибели людей:

“… в данных обстоятельствах спасательная операция, имевшая место 26 октября 2002 года, не была надлежащим образом подготовлена, в частности, вследствие недостаточного обмена информацией между различными службами, запоздалого начала эвакуации, отсутствия надлежащей координации деятельности различных служб на месте событий, отсутствия надлежащей медицинской помощи и медицинской техники на месте событий, а также неудовлетворительной логистики. Суд приходит к выводу, что государство нарушило свои позитивные обязательства по статье 2 Конвенции (п. 266).

Есть такая интерпретация — силовая операция проведена БЛЕСТЯЩЕ, а, дескать, медики подкачали. Это не просто неправильная, это ПОДЛАЯ трактовка. Это мифология, создаваемая для оправдания действий властей. Дело в том, что эти действия нельзя подразделять на две, три или пять операций — это единая спасательная операция и руководство у нее одно. И проведена она плохо. Потому что не спасли тех, кого могли бы спасти, если бы операция была спланирована и проведена правильно, с учетом того, что отравленным людям надо было немедленно оказывать первую помощь, адекватную помощь, с учетом того, какому отравлению, от какого вещества они подверглись.

Вместо этого власти лгали, что газ безвредный и люди погибли не от отравления газом.

А взваливать вину на медиков нечестно: медики действовали там и тогда, когда их пускали, и располагали только той информацией, которую им предоставляли. И чтобы исключить ложные трактовки решения Суда и не позволять больше спекуляций на этот счет, приведены цитаты, напоминающие, какое в действительности решение принял по этому делу Суд.

Что дальше?

А вот что — исполнение Решения Европейского Суда. В полном объеме!

Даешь возбуждение и расследование дела. Даешь установление всех ответственных за гибель людей и привлечение их к ответственности. Всем заслуженно награжденным — честь и поклон, все липовые награды — на свалку, а щедро раздающих подобные награды — к ответу!

Даешь проведение честных и профессионально грамотных экспертиз, а медиков, которые ложь власти покрывали своими коллективными ложными заключениями — к ответственности!

Даешь меры социальной поддержки для бывших заложников и членов их семей, постановку правильных диагнозов и обеспечение медицинской и психологической помощи всем, кто до сих пор в ней нуждается.

Даешь взыскание с виновных, которые, наконец, должны быть установлены, денежных средств, взысканных с России в пользу заявителей, и возвращение их в российский бюджет. С тем, чтобы сумма, выплаченная жертвам по этому делу, была не бременем, лежащем на бюджете (то есть на нас с вами), но чтобы бюджет получил их с виновных.

Даешь меры общего характера, предотвращающие подобные нарушения прав человека впредь!

Радио «Эхо Москвы»


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

December 2017
M T W T F S S
« Nov    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Archive
Themes

Rambler's Top100