The regional public organization of assistance to protection of the rights of victims of act of terrorism 16.09.1999

(Русский) 15 лет без сна: как потерпевшие по делу “Норд-Оста” ищут правду

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В Московском окружном военном суде выступили потерпевшие по делу о захвате заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году. Спустя многие годы после трагедии они все еще безуспешно пытаются выяснить, что за газ был применен при штурме здания. На заседании суда побывал корреспондент Русской службы Би-би-си.

Выжившие и родственники погибших в коридоре суда держались вместе. “Много наших”, – удовлетворенно говорила одна из потерпевших. А потом, все же недосчитавшись знакомых, устроила перекличку: “Володя-то где, Володя придет? А где Юля? А где Зоя?”. Все эти люди, чьи имена так по-свойски выкрикивали в суде, объединены бедой, которая не дает им покоя уже больше 14 лет.

“Люди уже научились, несмотря на тяжесть потерь, улыбаться друг другу, встречаясь, целоваться, желать друг другу здоровья и всего хорошего, хотя у большинства из них есть чувство, что уже ничего хорошего не будет”, – объясняла одна из адвокатов потерпевших Карина Москаленко.

Владимира Курбатова со дня штурма 26 октября 2002 года, по его собственному выражению, “преследует и мучает один вопрос”: из-за чего погибла его дочь, 13-летняя Кристина. В официальных документах путаница: непонятно, где конкретно и при каких обстоятельствах умерла девочка.

“Он свою несовершеннолетнюю дочь потерял так, что не может спать почти 15 лет. Если не констатировали [сначала] смерть, но поместили в холодильную камеру, так может быть… и тут он обрывает сам себя”, – описывала Москаленко терзания Курбатова.


СПРАВКА:

  • 23 октября 2002 года был совершен захват заложников в театральном центре на Дубровке.
  • Вооруженная группа из 40 человек, возглавляемая полевым командиром Мовсаром Бараевым, захватила здание концертного зала, где шел мюзикл “Норд-Ост”.
  • В заложниках у преступников оказались более тысячи человек.
  • Захватчики центра требовали вывода федеральных сил из Чечни. В противном случае они угрожали взорвать театральный центр.
  • При разных обстоятельств захватчики убили 5 заложников и отпустили около 50-ти.
  • Ранним утром 26 октября произошел штурм здания с использованием неизвестного газа. Власти рапортовали о гибели всех захватчиков.
  • После штурма умерли 125 заложников (потерпевшие говорят о 169 погибших).
  • По делу были осуждены на различные сроки шестеро пособников нападавших.
  • Одним из организаторов теракта следствие называло Шамиля Басаева, убитого в 2006 году в Ингушетии.

“В материалах дела имеется только ответ из ФСБ, по которому у нас [при штурме театрального центра] применена специальная рецептура на основе производных фентанила. Это очень общее понятие. Производных фентанила очень много. Это газ, это наркотический анальгетик, и его действие на организм достаточно серьезное”, – объясняла адвокат Мария Куракина.

При этом в документах у некоторых погибших первоначально был “диагноз” “жертва терроризма”. Потом он сменился на формулировку “острая сердечная и дыхательная недостаточность, вызванная сочетанием внешних неблагоприятных факторов”. Официально эксперты исключили наличие связи между смертью людей и использованием газа.

Потерпевший Сергей Карпов негодовал в зале суда: “Хотелось бы услышать скрытых героев России [главу ЦСН ФСБ Александра] Тихонова, [тогдашнего первого заместителя директора ФСБ Владимира] Проничева. Изобретателей газа, которые скрытым указом президента были назначены героями. Посмотреть в глаза судмедэкспертов, которые заявили, что связи между газом и смертью не было, хотя неизвестно, что это был за газ” (Би-би-си не имеет официального подтверждения, что перечисленные лица действительно были награждены секретным указом президента).

“Должно быть установлено: кто руководил спасательной операцией? Какой конкретно газ был использован в ходе освобождения заложников? Кто отдал приказ о применении газа? В результате чего конкретно наступила смерть каждого из погибших, а выжившим был причинен вред здоровью? Каким образом оказывалась медицинская помощь пострадавшим?”, – перечислял уже более спокойно один из адвокатов потерпевших, Игорь Зубер.

И он, и его коллеги напомнили, что в 2011 году Европейский суд по правам человека вынес решение в пользу потерпевших по делу “Норд-Оста”. Были удовлетворены жалобы 64 бывших заложников и родственников погибших. “В отношении них было признано нарушение Россией права на жизнь. И главным основанием для вынесения такого решения послужило нерасследование адекватно Россией данных событий”, – сказал адвокат Сергей Панченко.

Он пояснил, что власти расследовали только захват заложников, а операция по их освобождению должной правовой оценки не получила. Панченко констатировал, что это было недостатком и самого следствия, и этого судебного процесса. Получается, что Россия до сих пор не устранила это нарушение.

В начале марта потерпевшие подали ходатайства о возвращении дела в прокуратуру, о раскрытии рецептуры газа, о проведении новых экспертиз о свойствах этого вещества. Но председательствующий Михаил Кудашкин эти ходатайства отклонил.

Судья даже удалил адвоката Татьяну Окушко с одного из заседаний, когда она начала задавать свидетелю вопросы об обстоятельствах операции по спасению заложников.

Что касается ходатайств, то Кудашкин посчитал, что они не имеют отношения к текущему судебному разбирательству. Ведь на скамье подсудимых -предполагаемый пособник захватчиков театрального центра, который лично не присутствовал в театральном центре на Дубровке.

Хасан Закаев, по версии обвинения, перевозил для них оружие и взрывчатку. Он обвиняется в незаконном обороте оружия, терроризме и пособничестве терроризму, убийстве и покушении на убийство, а также в пособничестве захвату заложников. Закаев признает вину только в незаконном обороте оружия. Часть предъявленных ему обвинений и вовсе касается не “Норд-Оста”, а взрыва машины на парковке кафе “Макдональдс” в 2002 году, когда погиб один человек. Прокуратура запросила для обвиняемого 23 года лишения свободы.

Потерпевшие подали к Закаеву гражданские иски о компенсации на общую сумму около 100 миллионов рублей. “Если заявлен гражданский иск, то это немедленно поднимает процессуальный статус наших доверителей и дает им дополнительные права, в особенности в плане судов международного характера”, – пояснила Москаленко.

И она, и другие адвокаты полагают, что дело о захвате заложников в театральном центре на Дубровке далеко от завершения. На свободе в международном розыске находится еще один фигурант дела о захвате театрального центра, Герихан Дудаев.

Всеволод Бойко Русская служба Би-би-си

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

November 2017
M T W T F S S
« Oct    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Archive
Themes

Rambler's Top100