РОО содействия защите прав пострадавших от теракта в Волгодонске 16 сентября 1999

статьи

Выступление представителя жертв из Волгодонска на Встрече, организованной ОБСЕ в Вене 13-14.09.2007

nord-ost.org

Уважаемые дамы и господа!

Я благодарю всех, кто помог мне приехать сюда и дал возможность выступить сегодня.

Терроризм и насилие не имеет гражданства и национальности, это мировая проблема, так же как и проблемы жертв терактов.

Только все вместе мы сможем в этом мире преодолеть последствия

терактов.

Прошло 8 лет, как был совершен теракт в Волгодонске.

В результате взрыва двух тонн тротила и гексогена пострадало более 15000 человек. Это каждый десятый житель города, 19 человек погибло, 73 стали инвалидами, было повреждено 42 дома, в том числе две школы. Все жители трех районов, получили от удара взрывной волны контузию, баротравму, а также множественные травмы, порезы, ушибы, сильнейшую психологическую травму, тяжелейший стресс.

Все это сказывается на психическом и физическом здоровье (головные боли, проблемы с сердечно-сосудистой системой, ухудшение памяти, ухудшение зрения, слуха, раздражительность, агрессивность, посттравматические расстройство, «синдром панических атак»). Те, кто находился в радиусе взрыва, утратили жилье, имущество и доходы, в связи с потерей трудоспособности.
Единовременные компенсационные выплаты составили — семьям погибших -470 евро, инвалидам -230-110 евро, получившим травмы -35 евро.


В 1998г. в Чечне были взяты в заложники более 100 строителей из Волгодонска, которые тоже являются пострадавшими, но про них все забыли.

Восемь лет мы добиваемся, чтобы руководство нашей страны приняло Закон о социальной защите жертв терактов. Но до сегодняшнего дня вопрос так и не решен.

Но всем пострадавшим от теракта 1999г. (взрослым, детям), заложникам, детям, родившимся уже после теракта, чьи матери получили травмы, перенесли тяжелейший стресс, тоже нужна помощь — психологическая, медицинская, профессиональная, правовая.

Все суды России отказывают нам в рассмотрении исков о возмещении вреда здоровью, в связи с отсутствием Закона. В наших исках к Государственной Думе, Президенту РФ, Председателю Правительства РФ о выходе с законодательной инициативой согласно Конституции РФ нам отказано. Ни Конституционный Суд, ни Уполномоченный по правам человека в РФ не решает наших проблем. Мотив один — отсутствие Закона.

Дети -это наше будущее. Только в наших силах сделать так, чтобы они выросли полноценными людьми. Дети, взрослые болеют, но они остаются один на один со своими проблемами.
Поняв, что только вместе, мы сможем что-то решить.

В 2006г. мы, получившие инвалидности во время теракта, пострадавшие от теракта в Волгодонске, объединились и создали организацию «Волга-Дон», которая за время своей деятельности заставила вспомнить чиновников, что есть пострадавшие от теракта в Волгодонске, и они нуждаются в помощи.

Организация, несмотря на отсутствие финансовой поддержки государства и крупного бизнеса, старается помогать членам своей организации в юридических, социальных вопросах.

Наши неоднократные обращения к руководству страны по вопросу принятия закона о социальной защите прав пострадавших от теракта и ко всем ветвям власти пока ни к чему не привели. В российском федеральном законе «О противодействии терроризме», а также и в постановлении Правительства Российской Федерации «Об утверждении правил осуществления социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате теракта», отсутствует статус «пострадавшего от теракта» и «инвалид от теракта», а также механизм возмещения утраты здоровья в полном объеме.

Исходя из принципов справедливости и равенства всех перед законом, а также равенства ценности жизни и здоровья граждан, должен быть установлен статус «Пострадавшие от теракта» и причина инвалидности -«инвалид в результате теракта», а не так, как она была определена после теракта-«несчастный случай в быту» с пенсией на сегодняшний день (40- 50 евро).

Статус должен распространяться на детей, родившихся у матерей, пострадавших от теракта — заболевания этих детей являются следствием перенесенных матерями травм и стресса.
Уровень возмещения вреда (ежемесячной страховой выплаты), пострадавших от теракта, не должен быть ниже, чем в сфере других правоотношений.

Гражданам необходимо квалифицированное обследование и лечение в соответствии с полученными контузиями, баротравмами и психотравмами.

Наши жалобы, направленные в Европейский Суд по правам человека за защитой своих прав, не могут решить всех проблем, т.к. касаются отдельно каждого пострадавшего, а необходимо решать проблемы тысяч людей.

В связи с пробелом в законодательстве России и упорным нежеланием депутатов Государственной Думы вносить понятия статуса «Жертва теракта» со всеми социальными гарантиями в федеральный закон «О противодействии терроризму», мы оказались лишены права на достойный уровень жизни, что противоречит нормам международного права в статье 25 «Всеобщей декларации прав человека»: «Каждый имеет право на жизненный уровень, который необходим для поддержания здоровья и  благосостояния его самого и его семьи и право на обеспечение в случае потери работы или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.

Вред, причиненный в результате теракта, является вредом реально невосполнимым и неисчисляемым.

Размер возмещения должен обеспечивать жертвам теракта, достойный уровень жизни. Исходя из восьмилетнего опыта работы по проблемам пострадавших, мы предлагаем принять на международном уровне статус «Пострадавший от теракта» со всеми социальными гарантиями:

— Разработать механизм направления конфискованных средств, использовавшихся для финансирования терроризма, для пожизненного социального обеспечения жертв терактов.

— Государство должно признать за собой обязанность возмещать материальный и моральный вред, причиненный терактом из федерального бюджета в полном объеме.

— В связи с большим количеством пострадавших от теракта 16 сентября 1999г. в г. Волгодонске (более пятнадцати тысяч жителей) создать в г. Волгодонске реабилитационный центр для пострадавших от теракта со всем современным медицинским оборудованием.

— Разработать механизм медицинской реабилитации — комплексное обследование и лечение, санаторно-курортное лечение взрослых и детей, летнее оздоровление детей и подростков.

— В целях профессиональной реабилитации разработать федеральную программу у лиц, ставших жертвами теракта восстановления профессиональных знаний, навыков и умений которые были прерваны в результате теракта.

— Установить причину инвалидности — «инвалид в результате теракта» со всеми социальными гарантиями.

— Решение вопроса по ограничению призыва в армию юношей пострадавших от теракта в связи с полученными психологическими травмами.

— Обеспечить возможность обучения государственные образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования детей, пострадавших от теракта.

— На государственном и международном уровне решить вопрос финансовой поддержки общественных организаций, защищающих права пострадавших от терактов, в связи с отсутствием на сегодняшний день у них какой либо финансовой помощи как со стороны государства, так и со стороны крупных бизнесменов.

Кардинально изменить ситуацию, сложившуюся на сегодняшний день в России в связи с отсутствием закона о социальной защите прав пострадавшего от терактов, можно только на международном уровне.

The speech of the representative of victims from Volgodonsk at the meeting in Vienna on 13-14.09.07

 Irina Khalay chairman of the ‘Volga-Don’ regional public organization for cooperative defense of the rights of victims of the Volgodonsk terror act, and Svetlana Gubareva of the ‘Nord-Ost’ regional public organization.

Honored ladies and gentlemen!

I thank all who helped me come here and gave me the opportunity to speak today.

Terrorism and violence have no citizenship or nationality; it is a world problem, as are the problems of terror victims.  Only together can me overcome the consequences of terror acts in this world.

Eight years have passed since the terror act in Volgodonsk.  More than 15,000 people suffered as a result of the explosion of two tons of TNT and hexogen.  This is every tenth resident of the city.  Nineteen people died and 73 became handicapped for life, and 42 buildings including two schools were damaged.  The huge blast wave caused the residents of three city regions to receive contusions, barotraumas, as well as multiple traumas, cuts, abrasions, severe psychological traumas and stress.  All this had an effect on the mental and physical health of the victims, and is evident in their headaches, cardiovascular problems, memory deficits, vision and hearing loss, irritability, aggressiveness, post-traumatic syndrome, and panic attacks.  Those within the radius of the blast lost homes, possessions, and livelihoods with regards to their loss of ability to work.

A one-time payment of compensation was made to the families of those who died, in the amount of 470 Euros.  Those permanently handicapped by the disaster received from 110 to 230 Euros, while the injured received 35 Euros.

In 1998 more than 100 construction workers from Volgodonsk were taken hostage.  They are also victims of terror, but they have been all but forgotten.

For 8 years we have been fighting to ensure that the leadership of our nation adopts a law on social protection for the victims of terror acts.  This question, however, has still not been addressed.

All the victims of the 1999 terror acts, both adults and children, all hostages, and children born after the terror acts to mothers who received injuries and underwent severe stress, are also in need of assistance: psychological, medical, professional, and legal.

Every court in Russia refuses to examine our lawsuits for compensation for health damages because of the absence of an applicable law.  Our petitions to create such a law, sent to the national parliament, the president of the Russian Federation, and the chairman of the Russian government, have likewise been refused.  Neither the

Constitutional Court

, nor the Russian plenipotentiary for human rights, wish to solve our problem.  There theme is always one and the same: there is no applicable law.

 

Children are our future, and  we can only ensure through our efforts  that they grow up sound individuals.  Children and adults are sick, but they remain alone with their problems.

Understanding that only together can we solve anything, in 2006 we who were handicapped during the terror act in Volgodonsk united together and created the ‘Volga-Don’ organization, which has forced the officials to remember that there are victims of terror acts in Volgodonsk who need help.  This organization, despite its lack of financial support from the government and big business, is trying to assist its members in legal and social services problems.

Our repeated appeals to the leadership of our country, and to all branches of the government, on adopting a law on social protection for victims of terror acts has still not led to anything.  In the Russian federal law, titled “Countering Terrorism”, as well as a resolution of the Russian federal government, titled “Confirming the Rules for Providing Social Rehabilitation to Persons Suffering as the Result of a Terror Act”, the status of “Victim of a Terror Act” and “Handicapped due to a Terror Act” are still absent, as well as any mechanism for fully compensating loses to health.

Proceeding from the principles of justice and equality for all in the eyes of the law, as well as the equal value of life and health of citizens, the status of “Victim of a Terror Act” and “Handicapped as a Result of a Terror Act” must be established, but not as it was determined after this terror act, i.e.: “an everyday home accident” with a pension of 40 to 50 Euros per month.

This status must be disseminated to those who after a terror act found illnesses in their children that are a result of the traumas and stresses that the mothers endured.  The level of compensation for harm (the monthly payment of insurance) to victims of terror acts should not be less that of other related legal standards.  These citizens require qualified exams and treatment for contusions, barotraumas, and psychological traumas they have received.

The complaints we sent to the European Court of Human Rights cannot solve every problem, i.e.: those that touch every individual victim, but they are necessary to solve the problems of thousands of people.

With regards to the gap in legislation in Russia, and the stubborn unwillingness of delegates in the national parliament to introduce into the federal law “Countering Terrorism” an understanding of the status of a “Victim of a Terror Act”, we have been deprived of our right to a worthy standard of living.  This is counter to the norms of international law in Article 25 of the UN’s Universal Declaration of Human Rights: “All have the right to a standard of living necessary to support health and well-being of themselves and their families and the right to support in the case of a loss of work or other cases of the loss of the means of existence independent of the circumstances.”

Harm caused by a terror act in reality is impossible to calculate, and impossible to remedy.  Compensation must provide victims of a terror act with a worthy standard of living.  Proceeding from our eight-year experience in working on the problems of victims, we propose the adoption of the international status of “Victim of a Terror Act” with all social guarantees:

— To provide a mechanism for directing confiscated resources used to finance terrorism to instead to be used to provide for the support of victims of terror acts.

— The government must admit its obligation to fully compensate material damages and mental suffering caused by a terror act, using the federal budget.

— In connection with the large number of victims of terror of the September 16th, 1999, terror act in the city of Volgodonsk (more than 15 thousand residents), a rehabilitation center for victims of the terror act with modern medical equipment must be established.

— To develop a mechanism of medical rehabilitation – a complex of examinations and treatments, sanitarium treatment for adults and children, and summer health camps for children and adolescents.

— To develop a professional rehabilitation program for those persons who became victims of terror acts, aimed at restoring their professional knowledge, skills, and wisdom that were interrupted as the result of a terror act.

— To establish as a cause of invalidism the status of “Handicapped as the Result of a Terror Act”, with all social guarantees.

— To solve the question of limiting compulsory military service for those young men who were victims of a terror act with regards to receiving psychological traumas.

— To provide middle and higher professional education to children who are victims of a terror act.

— At the international level, to solve the problem of financial support to public organizations that protect the rights of victims of terror acts, with regards to the absence at this time of any type of financial assistance from the government, as well as from big business.

Changing the situation today in Russia with regards to the absence of a law on social protection of the rights of victims of terror acts is essential, and can only be accomplished at the international level.

Жертвы взрыва в Оклахома-Сити требуют равных прав с жертвами 11 сентября

lenta.ru

12/03/2002

Группа пострадавших в результате взрыва федерального здания в Оклахома-Сити, а также родственники погибших направили в Конгресс США петицию с требованием предоставить им такие же материальные компенсации, что и жертвам терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне, сообщает Reuters.

Группа активистов, составляющая, примерно, десятую часть от общего числа выживших после взрыва в апреле 1995 года, когда погибли 168 человек, обратилась ко всем посетителям мемориального комплекса в Оклахома-Сити с просьбой подписать их требования.

По мнению одной из руководительниц Координационного центра жертв терроризма Кэтти Янгблад (Kathy Youngblood), последствия теракта и пострадавшие в Оклахома-Сити были забыты после событий 11 сентября.

Читать далее

Мой любимый дедушка

Таисия Шевцова

Сочинение победитель конкурса «История моей семьи»

Мой дедушка Ермолов Михаил Степанович  родился 15 февраля 1935 года, в простой крестьянской семье. Его мама Екатерина Самойловна занималась домашним хозяйством и воспитывала троих детей. Отец Степан Иванович работал трактористом.

В 1941 году отец ушёл на фронт. В это время моему дедушке было 6 лет. Его маме пришлось остаться одной с тремя детьми.

В 1946 году отец вернулся с фронта. Он был награждён наградами и медалями за отвагу. После войны работы не было, Степан Иванович уехал строить Волжскую ГЭС. В 10 лет моему дедушке пришлось работать пастухом.

Читать далее

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Архив статей
Рубрики

Rambler's Top100